Изучение среднеиранской нумизматики в XIX В.

Историкам, занимающимся проблемами денежного обращения в Иране III—VII вв. н. э., помимо исследования фактического материала (монет) и письменных исторических источников, важно ознакомиться с результатами изучения сасанидской и арабо-сасанидской нумизматики, добытыми ориенталистами предшествующих поколений. Сегодня нелишне вспомнить об ориенталистах XIX в., заложивших основы различных направлений исследования и в значительной степени незаслуженно забытых. В современной нумизматической литературе еще встречаются ссылки на труды авторов, писавших в XIX в., однако история вопроса практически отсутствует, если не считать краткой аннотации основных работ в книге, опубликованной почти 80 лет назад (Рагиск 1924). Настоящий очерк призван устранить дефицит информации.

К концу XVIII в. относится первый удачный опыт дешифровки надписей на сасанидских скальных рельефах и монетах: в 1793 г. выдающийся французский ориенталист Сильвестр де Саси издал в Париже «Заметки о разных древностях Персии» (Басу 1793), в которых привел чтение греческой версии трехъязычных надписей на рельефах шаханшахов Ардашира 1 и Шапура I в Накш-и Рустаме. Справедливо допуская идентичность текста трех версий, исследователь смог расшифровать в среднеперсидском тексте имена и титулы нескольких действующих лиц. А поскольку знаки письма среднеперсидской версии (на рельефах) были идентичны тексту на ранних сасанидских монетах, он смог отождествить в монетных легендах имена и титулы Ардашира I (224—241), Шапура I (241—272), Хормазда I (272/273) и Ва-рахрана I (273—276). В 1815 г. вышла вторая книга Сильвестра де Саси об иранских древностях, вносящая ряд исправлений в прежние чтения, и с нее начались планомерные исследования в области сасанидской эпиграфики.

Младшим современником французского ученого, продолжившим его занятия атрибуцией сасанидского нумизматического материала, был Оусли, который в своих «наблюдениях над несколькими медалями и геммами с надписями пехлевийским письмом» (Оиз1еу 1801) смог прочесть легенды на 23 серебряных монетах; помимо имен, ото-

ждествленных ранее Сильвестром де Саси, Оусли обнаружил на отдельных монетах имя Хосрой.

Результатами проведенной С. де Саси дешифровки памятников пользовались другие европейские ученые, публиковавшие сасанид-ские монеты: Висконти (в 1811 г.), Т. Тихсен (в 1808—1813 гг.), Ми-онне (в 1811, 1837 гг.), Марслен (в 1823 г.). Сасанидским монетам большую работу посвятил французский исследователь Лонперье (Longperier 1840). В нее были включены описания монет большинства правителей Сасанидской династии от Ардашира! до Йездигерда III включительно.

В первой половине XIX в. ориенталисты обратили внимание на странные монеты «хосроев» (т. е. имевшие на лицевой стороне по-грудное изображение Хосрова 11) с пехлевийскими и куфическими легендами. Позднее они получили название арабо-сасанидских. Дешифровкой этих «двуязычных» монет вплотную занялись исследователи, изучавшие историю раннего ислама и широко привлекавшие в своих работах куфические монеты, которые в то время наводняли музейные и частные собрания в Европе и Азии. Всем, кто обращался к монетам с пехлевийскими и куфическими легендами, становилось ясно, что гибридные выпуски могли появиться сразу же после падения Сасанидской державы в результате арабских завоеваний. Изданное в 1797 г. О. Тихсеном и переведенное С. деСаси сочинение арабского автора XV в. Макризи о монетном деле у мусульман содержало экскурс о становлении денежного хозяйства в раннем Халифате и отсылало исследователей к эпохе «праведных халифов» (т. е. ко второй трети VII в.). И все же пока двуязычные монеты не поддавались атрибуции, поскольку именно пехлевийские легенды, обозначавшие имя правителя, не давали удовлетворительного чтения.

В России их изучением занимался на раннем этапе деятельности академик X. М. Френ, снискавший при жизни репутацию «князя восточной нумизматики». В небольшой работе «Хосройские монеты ранних арабских халифов», опубликованной в 1822 г. (Frahn 1822), он сопоставил между собой данные нескольких письменных источников (труды Макризи, Ибн Кутайбы, Ахмада Димишки) о монетном деле у арабов при первых халифах и Омейядах и приступил к чтению легенд. Наиболее значительными оказались успехи Френа в дешифровке куфического текста. Ему удалось прочесть около десятка легенд с именами арабских наместников и конфессиональными формулами. В целом он не усмотрел больших расхождений между сведениями средневековых арабских историков и данными нумизматического материала, но отметил, что сведения Макризи о халифских монетах Омара б. ал-Хаттаба неверны, поскольку имя Омар в куфической передаче встречается только на табаристанских монетах и принадлежит арабскому наместнику прикаспийской провинции.